?

Log in

No account? Create an account

Про тупых людей.

Каждый человек совершает глупые поступки, порой даже слишком тупые. Осматриваясь назад, каждый из нас может вспомнить хотя бы один момент в жизни, когда он поступил как последний дегенерат. И каждый из нас сделал выводы для себя: «Чувак, это было ужасно, больше так не делай!» 

Но.

Это только в том случае, если вы - рациональный и адекватный человек. На свете есть и другая, оборотная сторона прогресса - это тупые люди.

Все, о чем дальше пойдет речь, это не о тебе, дорогой читатель. Все персонажи вымышленны, совпадения случайны.

Так вот, на свете существуют настолько тупые беспросветные идиоты, что ни о каком анализе своих действий даже речи не идет. Эти особи только потребляют ресурсы планеты и живут одними инстинктами: питаться, спать, рожать себе подобных. Эти люди рождаются с мыслью о воспроизведении себе подобных и всю жизнь идут к этой цели, словно личинки садовой тли. Даже божьи коровки приносят больше пользы: истребляют паразитов и радуют детишек.

Ну хорошо, они родили себе подобных. одного, двух, трех - неважно. А дальше что? Дальше ступор.

Вся проблема в том, что человечество, как колония живых организмов, расплодилась весьма широко. И такие отдельные части, как Российская Федерация, могут обеспечивать существование даже для тех своих членов, кто не приносит никакой пользы колонии, а зачастую даже паразитирует на ней. Причем паразиты живут на 15-20 лет дольше полезных членов.

Read more...Collapse )
Только сейчас узнал, что, оказывается, моя семья перестанет меня уважать, кормить, и воспринимать всерьёз только из-за того, что я решил отрастить бороду. Без шуток, это вылилось в целый семейный конфликт, где я - конченый, а все остальное - д’Артаньяны.

Главный аргумент: «Что люди скажут? Это ужасно! На улице ходить с бородой - стыд и срам! Не будем кормить, пока не побреешься!»

Вы серьёзно? А теперь вопрос: кому мешает моя борода? В современном мире, где для бородачей построена целая индустрия барбершопов, когда мода на бороду прошла уже года три назад, когда где-то на Марсе ходит машинка и фотографирует её поверхность и отправляет на Землю джипег файлы, когда просканировали комету Чурюмова-Герасименко в трехмерном пространстве и спустили туда зонд, а Вояджер с посланием для Вселенной вот-вот покинет пределы Солнечной системы, в Кабардино-Балкарии должно быть стыдно ходить с растительностью на лице.

Меня это озадачило и я начал искать, в чем корень проблем. Может быть, кабардинцы никогда не носили бороды и только сейчас это стало мейнстримом? Начал рыть в интернете фото знаменитых предков. Пача Бекмурзов, Шора Ногмов - основоположники кабардинской письменности и самые великие мыслители народа - вот они:


Можно много других примеров привести, но заключение будет одно и то же: для кабардинцев ношение бороды никогда не было чем-то из ряда вон выходящим и позора в этом никакого нет. Наоборот, для кавказца борода всегда была частью имиджа. Кстати, это касается и платков на женщинах. Но почему тогда это вызывает критику именно сейчас?

Есть много причин. Это и преследование в регионах Северного Кавказа бородатых людей по обвинению в экстремизме, и пережитки совка в том, что все советские люди должны быть похожи друг на друга и быть гладкими как кожа младенца. Короче говоря, моды на бороду не было. А сейчас такая мода есть.

Просто надо осознать, что у нас нет свободы выбора. Никакой. Какую одежду носить, какую причёску, какого размера усы и бороду, чем занимать свой досуг, с кем строить семью - все регламентировано и табуировано. В этом плане кавказцы - самый несвободный народ в России. А в России народ, мягко скажем, тоже не самый свободный. У нас уже отняли права решать, кто будет нами править, кто будет принимать за нас законы, какие машины и еду нам можно покупать. Мы не можем сохранять картинки у себя в соц сетях, собираться на улицах, свободно заниматься бизнесом, стареть и выходить на пенсию.

И виновата в этом не только власть, но и люди. Совок в головах у людей. Эти люди до сих пор мыслят как рабы, и свобода им ни к чему. Её же на хлеб не намажешь. А для россиянского человека главное в жизни - это еда. Есть еда и дом - можно успокоиться и больше ничего не делать. Этот человек отдал свою волю, свободу, человеческое достоинство в руки власти, нагнулся, и очень возмущается, тому, что его дети, которые в этом глобальном мире видят, как все правильно должно быть и как важна свобода, отказываются повиноваться их архаичным понятиям о повиновении и послушании.

Мы все забыли, насколько значима свобода. Да, именно та свобода личности, которая исчезает потихоньку с каждым днём. Каждый день принимается закон против свободы каждого человека. А сколько жизней было отдано за то, чтобы получить эту свободу? Восстание Разина, Восстания декабристов, Революция 1905 года, две революции 1917 года, Августовский путч - все эти события по капле, понемногу отвоевывали права человека. По крупицам собирали её основы, которые были заложены в Конституции 1993 года. Каждая статья в этой конституции написана кровью миллионов наших предков, и не только наших. В США боролись за свою независимость от Англии, в Англии против феодалов, во Франции, Германии, Испании люди умирали за право быть свободными гражданами. Почти в каждой стране мира есть праздник - День Независимости.

Все сегодняшние демократические и либеральные ценности достигнуты десятками, а то и сотнями миллионов жертв, замученных за их взгляды, но взамен они оставили потомкам права на восьмичасовой рабочий день, 40 часовую рабочую неделю, отпуск, тайну личной жизни, права гражданам самим определять свою судьбу, мыслить свободно, выходить на улицу, не боясь загреметь за решетку за свои взгляды. И многие другие уровни свободы.

А теперь хочу обратиться к своим родителям: «Какие вы нам свободы оставили? Свободу жить и умирать в старости и нищете, пока власть имущие будут строить себе дворцы?»

Вы все потеряли.
Дальше действовать будем мы.

Мало в России людей, которые бы не слышали о сказочном городе, который возник ниоткуда в пустыне. Этот город поражает воображение своим размахом и глубиной человеческого стремления. Яркий пример того, что можно сделать с нефтяными деньгами, когда руководство думает не о том, как набить карманы деньгами.

Прожив в Дубае три года, могу сказать одно: жизнь там потрясающа. Вкусная еда, море круглый год, развлечения на любой вкус. Не совру, если скажу, что это было одни из лучших лет моей жизни, и, живя в настоящий момент в Москве, мысли о возвращении туда и переезде каждый день терзают мой разум. Но все ли так радужно?

В очередной раз побывав там и разбросав деньги, как на чеченской свадьбе, сделал несколько выводов, но сначала плюсы и минусы жизни в Дубае. Начнем с плюсов.

1. Доступ к морю круглый год. Это самый очевидный и самый большой плюс этого города. Можно загорать на пляже и в январе, и в июле. Разница лишь в креме SPF, которым нужно мазаться. Ради этого можно бросать все и переезжать туда. 

2. Почти в каждом доме есть парковка, бассейн и тренажёрный зал с сауной. 

3. Не болеешь. Серьезно. За три года болел один раз, и то обычным насморком, так как заснул под кондиционером. И один раз сломал зуб о самсу. 

4. Близко к России. Очень важный фактор для тех, кто… кого я обманываю, для всех. Перелеты к родителям, друзьям, на праздники - это очень важно. А ОАЭ - достаточно близко от Москвы. Зимой - самое близкое море.

Read more...Collapse )

Вредные советы.

За свою жизнь я смирился с одной вещью. Нельзя заставить женщину слушаться себя. Пока они дети, может быть удается давить их авторитетом, но пубертантный период проходит по женскими мозгам словно цунами по замку из песка. Они не только не слушаются ни одного мужчину, но и делают все наперекор. Последуя примеру Остера, предпринимаю последнюю попытку достучаться до женщин, давая вредные советы. 

  1. Дорогие женщины, ваша главная цель - выйти замуж. Нельзя переносить это на потом. Ваш принц может быть где угодно. Это может быть вот тот пьяный мудак в клубе или «Вашеймамезятьненужен» с пляжа в Геленджике. Надо попробовать всех! Это как коробка конфет. Никогда не знаешь, кто попадется.
  2. Побольше косметики на лице. Вы все страшные. Если у вас в косметичке меньше 20 вещей, то вы - лохушка. Не забывайте проводить 10 часов в солярии каждую неделю. Уколы гилауроновой кислоты в губы - это совершенно необходимая действительность. Как вы можете себе представить жизнь без этих уколов? Не жалейте, чем больше, тем лучше. Мужчины любят несмыкающиеся губы. Не забудьте поработать со скулами и бровями. Нужно больше узоров, долой прямые линии!
  3. Учеба - не главное. Главное получить диплом, дальше возьмут по блату. Или родите ребенка.
  4. Вышли замуж? Цель выполнена. Выбросьте абонемент в спортзал. Забудьте про диеты и здоровое питание. Ни одна котлета не должна дожить до следующего дня! Не получается? Так вся ночь впереди.
Read more...Collapse )
Это рассказ про путешествие в страну майя, ацтеков, тако, кесадилья, начос, буррито, аррачера, серфинга, офигенных пляжей с белоснежным песком, дайвинга, кайт-серфинга, древних пирамид, исчезнувших цивилизаций.

Отдыхали мы однажды на Мальдивах в гостинице за $250 ночь, обедали за $50, и бутылка воды стоила $10. И это весьма средние цены по сравнению с соседними отелями и островами. И вот, приехав в Мексику, где отель стоит $35 и пообедать - $15, а море такое же синее и соленое,  есть ощущение, что нас тогда жестко... обманули. Выводы - если ты не толстосум на частном джете и не снимаешь весь остров с кучей любовниц, не думай о Мальдивах.
01.

Read more...Collapse )

Зачем ехать в Италию? Женщины ответят: "Шопинг!". Мужчины ответят: "Пожрать пиццу!". Дети ответят: "Отвали, верни айпад!".
Изначально было много намерений, которых не удалось реализовать в силу жадности или отсутствия времени. Например покататься на Феррари или посетить стадион "Джузеппе Миацца", или "Сан Сиро", как его называют болельщики Интернационале.
Хочется например отдельно посетить Сицилию, но сейчас...
....самая дорогая жилплощадь, средневековый беверли-хиллз, самая большая церковь, гробница человека, развалившего СССР и много других фактов, взятых из моей головы, в отчете за поездку в Италию.

01.



Милан.

Милан - первая точка путешествия. Тут находится музей

Read more...Collapse )

Прощение

-       Милый, а давай ты сегодня не пойдешь на работу. Сегодня такой классный день! – промурлыкала жена, выключая будильник.
-       Ты что, с ума сошла? Меня же уволят!
-       Ну уволят и уволят, поедем на Гоа жить. Будем путешествовать, возьмем мотоцикл.
-       Это мы успеем. Но сначала надо накопить на такую беззаботную жизнь.
-       Я же рисую, я тебя буду содержать – улыбнулась Маша.
-       Ага. Еще чего, - сурово отчеканил муж и пошел умываться.
Утро было холодное, за окном стелился туман. «Ага, классный день, конечно», - саркастически бубнил себе под нос муж. Он налил себе кофе и, не сделав больше двух глотков, выбежал на работу, даже не закрыв дверь. Он часто не закрывал дверь, так как район был хороший, да и консьерж был внизу. Через полчаса он был уже на работе. На рабочем столе он обнаружил приглашение в кабинет директора.
-       Андрей Валерьевич, мы рассмотрели предложение, которое вы мне описали в служебной записке. Должен признать, весьма впечатляет, - развалился в кресле директор и владелец компании. – Это ваша идея?
-       Если откровенно, то нет, - ответил молодой управляющий, начальник отдела IT Андрей Левин. – Во многих компаниях IT отдают на аутсорс, это способ снизить управленческие нагрузки с менеджера и обязательств работодателя. Это мировая практика.
-       А ты уверен, что осилишь управление целой компании? Тебе же всего 27 лет – подозрительно прищурился директор, наградив оценивающим взглядом амбициозного работника.
-       Я все изучил, Захар Геннадиевич. У меня есть двухлетний опыт руководства отделом IT. К тому же, первое время единственными нашими клиентами будете вы. По большому счету, всеми активами будете владеть опять же вы. Думаю эти метаморфозы пройдут гладко и незаметно. Кроме того, у меня есть пара идей.
-       Ну что ж, сынок, давай попробуем – протянул руку бывший начальник, теперь партнер. – Возможно, наш холдинг будет развиваться в другом направлении и станет достойным участником рынка компьютерных и IT услуг.
-       Спасибо за доверие, - «сэр», чуть не добавил Андрей, пару лет обучавшийся в бизнес школе в США.
Он вышел от начальника вдохновленным, ведь этот проект он разрабатывал последние полгода. А теперь все свершилось и ему не терпелось немедленно реализовать. Но еще раньше ему хотелось рассказать обо всем жене. Любимой жене, партнеру, идейному вдохновителю, самой креативной и умной женщине, которую он знал. Она ждала его дома. Он немедленно помчался к ней. На часах всего лишь десять утра – всего два часа назад он видел ее, но с тех пор многое изменилось.
Дверь в квартиру была приоткрыта, даже не защелкнута. Андрей сразу понял, что в квартире есть кто-то лишний. Тихо поставив портфель на кушетку, он рысью подкрался в спальню, где оставил супругу два часа назад. В полумраке закрытых штор он увидел две фигуры: жену и молодого человека, обнимающего ее сзади. Он замер.
Свет лениво струился через туман и почти полностью прикрытые окна спальни, в квартире по направлению от двери к спальне хаотично была разбросана мужская одежда. Где-то лежала большая сумка. Почувствовав, что кто-то в дверях, женщина повернулась и увидела стоящего над ними мужа. Затем посмотрела на мужчину рядом с собой и оттолкнула его, истерично закричав во весь голос. Муж молчал, а незнакомец быстро поднялся, собрал разбросанные вещи и выскочил из дома. Жена подбежала к Андрею и кричит: «Козел, поймай его. Что за ужас, что за ужас? Что теперь делать?» Она в истерике металась то к входной двери, то спальне. В конце забилась в угол, колени голову и начала плакать.
-       Орифлейм. Ты серьезно? Ты изменяешь мне с дрищем из Орифлейма? Не могу поверить… Хоть бы спасибо сказал, а то ни здрасьте, ни до свидания. Никакого воспитания, - истерично проговорил муж, не в силах что-либо предпринять.
Простояв с минуту, он отправился на кухню и начал допивать остывший кофе, им же утром оставленный.
-       Я знаю, что ты мне не поверишь, но это не то, что ты подумал. Милый, пожалуйста, только не подумай что я… с этим… - не смогла закончить Маша и опять разревелась.
Раньше Андрей сразу побежал бы обнимать ее, успокаивать, но теперь у него не было такого стремления. Эта женщина его предала. Все было кончено.
-       Пожалуйста, прости меня – еле выдавила из себя Маша, заикаясь и обливаясь слезами.
-       Предательство не прощают, - сурово сказал Андрей и вышел из дома.
Он больше туда не возвращался. Хотя половина квартиры принадлежала ему, он даже не оспаривал ее. Забрал себе машину, имущество не делили. Машу видел только в суде и старался не смотреть в ее сторону. Квартиру снял рядом с работой.
На работе все шло хорошо, новая компания развивалась как нельзя успешно. Кроме компании его бывшего директора, они обслуживали несколько офисов и юридических контор в городе. Он даже думал выкупить долю бывшего начальника.
Однако, узнав о таких планах юнца от своих людей в новой компании, Захар Геннадьевич Платонов – бывший начальник и владелец –  сместил его с поста управляющего директора и поставил своего сына. Сын был толковый. Полгода даже держался на плаву, но сохранить качество услуг и, следовательно, клиентов, так и не смог. В итоге у его компании остался единственный клиент – банк отца. Андрей даже не стал искать новые возможности и устраиваться на работу. Он скопил достаточно денег и открыл маленький цех по производству деревянной мебели на окраине города. Бизнес развивался медленно, но ему это нравилось. Физический труд отвлекал от мыслей о жене, с которой больше года не виделся. За этот год он не перестал любить ее, а даже стал любить ее еще больше, осознав себя маленькой песчинкой в огромной песочнице. Он не чувствовал духовной энергии, чтобы заниматься интеллектуальной деятельностью. Он просто создавал мебель, и ему от этого становилось чуть легче.
Однажды в его мастерскую зашли покупатели. Они долго ходили по цеху, оглядывали образцы продукции и фотографии ассортимента. Хозяин цеха – Андрей и его помощник вышли к потенциальным клиентам с целью что-то предложить. Но они приехали не за мебелью. Они приехали за самим Андреем.
-       Даже не хочу знать, зачем вы приехали. До свидания, – развернулся и пошел в свой кабинет владелец производства.
-       Поговорить. Мы же можем поговорить, сынок? – спросил Платонов своего бывшего подчиненного. – Мы ничего не теряем, правильно. Давай без личных обид.
Хотя всем сердцем Андрей ненавидел этого человека, перспектива признания своей вины с его стороны чертовски льстила ему. Что может быть лучше того, чтобы услышать: «Ты был прав, а я - дурак»? Так и не переборов свою гордость, Андрей пригласил гостя в свой кабинет и предложил чашку кофе.
-       Вот это в тебе выдает хорошего бизнесмена, - констатировал Платонов. – Несмотря на личные обиды, ты всегда клиентоориентирован.
Гость уселся на диван и начал не без удовольствия вдыхать аромат свежемолотого кофе.
-       Так о чем же вы хотели поговорить? – налив себе ароматного напитка, уселся Андрей напротив гостя.
Но гость не сразу начал говорить. Он любил долгие паузы. Таким образом, он изучал настроение, пытался угадать мысли собеседника и испытывал его терпение. Андрей знал про это его качество и терпеливо ждал, смакуя каждый глоток бодрящего напитка.
-       Знаю, ты ждешь, что я признаю свою неправоту в том, как поступил с тобой, - наконец изрек гость, сменив серьезно-сосредоточенное выражение лица на слегка издевательскую ухмылку. Казалось, он прочитал на лице бывшего подчиненного все, что ему было нужно. – Огорчу тебя, не будет такого. Мой сын получил опыт управления большой компанией, да и я понял его возможности.
Гость явно играл на нервах собеседника. Андрей, как ни старался, не смог скрыть своего разочарования и сидел на стуле, съежившись, словно бездомный котик.
-       Да не расстраивайся ты, - улыбнулся по-отечески Захар Геннадиевич,  – Обещаю, что наш с тобой разговор принесет тебе много пользы.
Андрей выжидательно молчал. Платонов продолжил.
-       В твоем возрасте я думал, что личностные и бизнес отношения – совсем разные вещи. Я был агрессивен и решителен, когда вел дела, но в отношении семьи и друзей всегда был мягок. Я не верил никому, когда дело касалось денег, но я полностью доверял свои чувства близким, друзьям, жене. Она была моей отдушиной, когда я вел дела. Я сильно уставал на работе, пока не понял, что бизнес – это тоже жизнь и тоже вид отношений. Выбор партнеров, коллег, поставщиков – это то же самое, что и выбор друзей, девушки. Все должно быть по любви, понимаешь?
-       Конечно. Обманываете и предаете так же, как и свою семью наверно – съязвил Андрей.
-       В какой-то степени это правда. С тобой я поступил нечестно, признаюсь. Но и ты собирался уйти из-под нашего крыла. Хотя сейчас я понимаю, что должен был отпустить, как сына из семьи, - улыбнулся Платонов, утвердившись, что его теория работает.
Андрей практически ничего не говорил. Он ждал, к каким же мыслям придет его собеседник.
-       Я к тому все говорю, - продолжил Захар Геннадиевич, - что доверие и прощение – тоже части нашего бизнеса, как и отношений между людьми. Мы все должны уметь доверять и прощать, понимаешь?
-       Как же прощать, когда не просят прощения? – поинтересовался Андрей, но не получил ответа.
Тогда Захар Геннадиевич достал из внутреннего кармана пиджака конверт, положил его на подлокотник дивана и накрыл рукой. Он посмотрел на этот конверт не без сожаления и продолжил:
-       Знаешь, твой развод меня сильно удивил. Я знал твою жену, она прекрасный человек.
-       Не надо об этом, - вскочил Андрей и поставил чашку на другой стол.
-       Нет, ты послушай. Я очень старый и любопытный человек и разбираюсь в людях. Когда вы приходили на десятую годовщину компании, я сразу понял, насколько вы близки. Знаешь, у меня чутье на такие вещи, издержки профессии, - самодовольно хохотнул Платонов. – После этого случая с изменой я так и не мог понять, как же так получилось, неужели я ошибался?
-       Не только вы… - добавил Андрей. Это было странно, но он был совсем не против, что бывший начальник обсуждает с ним детали развода.
-       И тут я сделал подлый шаг, признаюсь. Это моя слабость, прошу простить. Я нанял детектива и следил за ней несколько месяцев. Понимаешь, я доверил тебе целую компанию. Я много денег вложил в тебя и странные вещи, происходящие в семье, могли выбить тебя из колеи, - оправдательно проговорил гость и замолчал.
-       И что? – нетерпеливо сорвался хозяин цеха.
-       Ничего – ответил гость, убедившись в том, что собеседник его не осуждает, – Представляешь, никаких контактов ни с любовником, ни с другими мужчинами. Сидит себе, рисует картины и все. Один раз съездила на Гоа, но там тоже ничего.
-       И что?
-       Тебя заело «И что, и что?» - разозлился бывший начальник. – Что тут непонятного? Или она тебе не изменяла или они расстались после того, как ты их застукал.
-       Скорее всего, второе… - грустно ответил Андрей. Я все видел.
-       Не знаю. Но и это не все. Я, повторюсь, очень любопытен. Я следил и за ним.
-       Вы ненормальный!
-       Он работает все там же, разносит свои крема, ходит по квартирам, - ничуть не смутившись, продолжил Захар Геннадиевич. – Не знаю что конкретно, но что-то тут не чисто.
Повисла тишина. Каждый погрузился в свои думы. Пару раз гость хотел озвучить свои мысли, но менял решение и молчал дальше.
Когда Андрей утром выходил из дома утром в тот день, вахтерша сидела и рассматривала косметику, заботливо выложенную молодым парнем из большой сумки. Андрей опаздывал, поэтому на обратил внимания на человека, находящегося в стеклянной кабине с бабушкой, обычно одиноко награждавшей всех проходящих мимо оценивающим взглядом. Она даже не ответила на сухое «Доброе утро!» Андрея, будучи увлеченной большими скидками и многообразием выбора. До этого момента можно было реконструировать события, а вот о том, что было дальше, можно было только догадываться. Немудрено, что добродушная вахтерша пустила в дом продавца в дом в обмен на большие скидки. Так наверно паренек и попал на этаж и на квартиру, не до конца захлопнутую владельцем, выходящим в спешке. Далее он мог зайти, услышав от женщины в спальне: «Милый, ты вернулся?»,  молча проследовать туда и, поддавшись искушению, воспользоваться моментом. Моментом абсурдности, но реальности происходящего. А вдруг вернувшийся Андрей прервал его планы… Бедная жена… Через что ей прошлось пройти в этот момент. Страх, разочарование, боль и полное непонимание происходящего.
-       Ладно, пойду я. Просто хотел, чтобы ты взглянул на эту ситуацию с холодной головой. Сейчас время прошло. Я бы пришел к тебе раньше, но был сильно зол на тебя из-за того, что ты хотел от меня сбежать. Сейчас я понимаю, что это принесло бы мне намного больше денег, чем сейчас, - засобирался гость к выходу. – Кстати двери моей компании всегда открыты, если ты хочешь вернуться.
-       Это была или измена или попытка изнасилования – замер Андрей, ужаснувшись от своих же мыслей.
-       Глаза не врут. Нужно с ней поговорить. Она потеряла тебя, когда больше всего нуждалась в твоей помощи, - выходя из дверей, проговорил гость. – Мы все должны уметь прощать, потому что сами нуждаемся в прощении. Сейчас именно тот день, тебе больше всего нужно прощение.
Андрей выехал вслед за гостем и отправился в город. Одна только мысль, что с его женой могло случиться, вызывало у него могильный ужас. Он держался как мог, но слезы катились по щеке. Остановившись перед домом, он несколько минут сидел в машине, пытаясь привести себя в порядок. Наконец успокоившись, он подошел к цветочному ларьку и купил все цветы, что продавались там, но не смог утащить. Тогда он взял охапку и понес к своей квартире, оставляя после себя след из упавших цветов…
Несмотря на обилие упавших цветов, в объятиях Андрея оставалось немыслимое количество цветов в тот момент, когда он добрался до знакомой двери. Еле как позвонил в замок, раздались шаги.
В глазок видны были только цветы.
Дверь открывалась томительно долго.
И вот в дверях показался тот самый продавец...

Отрывок из жизни

В этот вечер разговор как-то совсем не складывался. Он пытался как-нибудь поддержать разговор, шутить, а она отвечала сухо "да" или "нет". У него было хорошее настроение, он хотел провести время с ней как можно с лучшим настроением - она на следующий день уезжала домой. Она была задумчива, потихоньку собирала вещи. Ее взгляд был направлен вверх, в глаза она не смотрела. Казалось, она готовится сказать что-то серьезное, неприятное, но все медлила. Он вообще даже не догадывался об этом, думал, что она грустит из-за вынужденного двухнедельного расставания, поэтому своими рассказами все пытался ее развеять и развеселить. Она стояла у стола и смотрела на беспорядочно разложенные вещи, перестав укладывать их в дорожную сумку. Он подошел сзади, приобнял ее, как обычно, и поцеловал в шею… Но, на этот раз, ее тело не расслабилось, локти врезались в обнимающие руки, а поцелуй вовсе вызвал раздражение, и она попыталась выйти из его объятия, подавшись вперед. От неожиданности он опустил руки и отошел назад.
- Нам надо расстаться… - все так же стоя спиной и глядя вниз тихо произнесла она.
В воздухе повисло напряженное молчание. Первый раз в жизни он почувствовал, что воздух - это не пустое пространство, а некий эфир, как учили древние физики, обладающий сильнейшими свойствами. Сейчас в комнате этот эфир был наполнен миллионами силовых линий, которые отталкивали двух молодых людей друг от друга, и содержали внутри огромной силы молнию, которая вот-вот ударит. Он замер, эфир давил на него, он чувствовал, что самое сложное сейчас - это сказать хоть одно слово, хоть букву, хоть один единственный звук… Он молчал, на большее он не был способен, оставалось только ждать. Первое, о чем он подумал: "Как?" Затем беспорядочные вопросы, мысли начали посещать его. Самое странное было то, что это не было неожиданностью, он всегда знал, что потеряет ее, но предпочитал об этом не думать, так как это будет потом. Но вот, "потом" настал, а он оказался не готов. Он думал: "Сколько же дел мы откладываем на потом, не задумываясь, что когда-нибудь это надо будет нам пережить?" Может быть он верил, что это потом никогда не настанет, что все образуется и они будут счастливы. Может быть, он надеялся, что ее потеря будет не так тяжела, как сейчас. Сколько вещей мы думаем, что сможем пережить, что будут помощники, которые могут сделать нашу боль легче? А в конце каждый остается со своей болью наедине, никто не поймет и не поддержит тебя, когда твои воздушные замки превратились в руины.
Покинув виртуальный мир своих переживаний, он вернулся в комнату, где его физическое воплощение находилось в одной комнате в глупом положении, смотря в спину отвергнувшего его человека.
- Хорошо, - сказал он и спокойно вышел из комнаты, попутно взглянув в зеркало и убедившись, что, хотя бы внешне, повел себя достойно и не выдал урагана эмоций в своей грудной клетке.
Выйдя из комнаты, ему совсем не полегчало, наоборот - становилось все тяжелее от осознания того, как легко он принял этот отказ. В голове крутился вопрос "Почему? Почему я не спросил, почему она это сделала?" - "А что бы это изменило? Просто смирись!" - отвечал другой уголок его сознания, и был прав. Он пошел к себе и долго смотрел в самый центральный пиксель своего монитора, чтобы отгородиться от всего мира. В груди была пустота и боль, как будто огромной буровой машиной проделали дыру и вытащили все его нутро, издевательски оставив только самое ненужное, чтобы он мог продолжать жить и страдать. Пометавшись несколько раз в душ, он понял, что все бесполезно, и лег спать, чтобы ночью ворочаться он таких же дурных мыслей и боли. Только под утро он смог заснуть на пару часов. Но сон ему не помог, он только очистил разум для новых переживаний и боли, которые он вчера пережил и, вроде, смирился. Ему казалось, что мир издевается над ним, давая каждый день жизни только для того, чтобы еще сильнее чувствовать боль, к которой он более-менее вчера привык. Мир был наполнен воспоминаниями о ней. Каждую свободную секунду его мозг издевательски представлял перед глазами ее фотографические картинки, улыбки, звук ее смеха. Он писал ей письма, сжигал их, писал еще, рвал их, пока, наконец, не написал самое идеальное письмо с благодарностью за подаренное счастье и прожитый счастливый отрезок жизни. Он знал, что рациональная его половина никогда не позволит отправить ей это письмо, однако, надеялся, что бумага соберет в себя всю скорбь и переживания, а потом можно с ней делать что захочется, сжечь наконец. Так он написал несколько "идеальных" писем, сложил их аккуратно в блокнот и лег, чтобы попытаться уснуть. Как ни странно, план сработал, в голове больше не было разрушающих мыслей, все было чисто: бумага впитала в себя все эмоции на сегодня, можно спокойно уснуть, пока не настанет новый день с новыми мыслями. Так проползли две недели.
Окружающие замечали, что он стал какой-то грустный и задумчивый, но не догадывались о его переживаниях. Он ни с кем не делился своей болью, накапливая ее в себе, лишь изредка выплескивая все на бумагу. Казалось, боль его никогда не покинет, будет с ней всю жизнь, где-то в уголке сознания. Но неожиданно жизнь преподнесла подарок, которого он не ждал.
После ее приезда речи о продолжении общения не могло быть, тем более глупой мысли остаться друзьям. На руинах любви храм дружбы не построишь, и он твердо решил сравнять с землей эти руины в своем сознании, но они только причиняли боль. Оставалось только ждать, пока ветер времени до конца не разрушит эти руины, чтобы там оказалась идеально ровная поверхность без следов царившего здесь счастья. Он все так же занимался своими обыденными делами, при каждой встрече с ней испытывая сильнейшее сжатие сердца и отводил взгляды в сторону. Это было невыносимо, видеть ее так часто. Но то, что она была недалеко, оказалось не самым плохим обстоятельством. Однажды его друг, когда обедали в кафе, неожиданно спросил:
- Мне неудобно, конечно, спрашивать, все-таки это твое личное дело, но ты еще встречаешься со своей девушкой?
- Нет, а что? - сухо ответил он, но не выдал своих переживаний, продолжая попивать свой чай.
- До меня тут такие слухи дошли, ты только не обижайся, что я такие вещи рассказываю, но ты мой друг, я не должен молчать, - краснея промямлил друг, отводя взгляд вниз.
- Что за слухи? - не смог он скрыть любопытства.
- Ну… в общем, мы вчера сидели с одним парнем, день рождения общего друга отмечали. Так мы там разговорились, начали перечислять общих знакомых, так вот, я очень удивился, услышав от него про твою девушку… бывшую то есть. Он рассказал, что имел счастье переспать с ней две недели назад. Я даже удивился, говорю: "Парень, не гони лошадей, эта девушка достойная, я ее знаю, встречается вроде с кем-то." Он начал клясться и доказывать, что не врет, показывал мне ее письма весьма эротического характера. Говорит первый раз две недели назад с ней это все дело получилось. Не знаю даже, но вчера он звучал вполне убедительно. Сам смотри.
- Да ладно, пусть делает, что хочет, - уставился в пустоту парень, явно погруженный в свои мысли, - она свободный человек.

Придя домой, он обнаружил, что его эта новость не только не огорчила, он даже почувствовал большое облегчение. Это было странно, он сам не мог понять почему, но хроническая боль в груди стала намного легче переноситься. Он знал одно - надо в этом убедиться, поговорив с ней, ведь глаза не врут, и он сразу это узнает в разговоре.
Придя к ней домой, он обнаружил того парня, который хвастался в ресторане его другу, выходящего из ее дома, и окончательно убедился в правдивости слов друга. Оставалось только одно: посмотреть, как отреагирует она, как будет врать. Это было интересно и обещало доставить удовольствие. Постаравшись и построив сурово-решительное лицо, он постучался. Она открыла дверь, и сразу побледнела, но ничего не сказала:
- Нам надо поговорить. Наедине, - сухо проговорил он, указывая на соседку.
- Сделав паузу на миг, она ответила:
- Сейчас выйду, жди снаружи.

Она вышла, и, скрестив на груди руки и прислонившись спиной к стене, решительно звонко обозначила свое внимание:
- Я тебя слушаю.
- Не люблю копаться в прошлом, что б
- Не люблю копаться в прошлом, что было, то прошло. Но мне реально неприятно узнавать, что в тот момент, когда мы были вместе, ты бегала от меня куда-то налево. Почему я должен узнавать от незнакомых людей? - максимально безымоционально постарался он задать ей этот вопрос.
- Чтооо? Ты что несешь? Что за бред? - очень искренне и реально удивилась она. - Кто тебе рассказал?
- Это неважно. Это было?
- Подожди, я сейчас накину на себя что-то потеплее, мне холодно - забежала домой и вернулась через минуту она.

За эту минуту он уже успел призадуматься над своими словами. "Черт возьми, это было убедительно!" - думал про себя он и уже не так был уверен в своих доводах. Тут она вернулась.
- Слушай, бред - не бред, но видимо так и есть. У меня один вопрос: "Зачем?" - пытался быть убедительным парень.
- Не знаю, кто тебе это сказал, но это неправда! - еще более убедительно сказала она, глаза начали наполняться слезами.
- Хорошо, ты спала с Димой? - вытащил на стол один из доказательств того, что он знал, с кем именно это произошло.
- Нет…
- То есть только что передо мной он приходил за петрушкой?
- Ладно, мы с ним встречаемся с ним, тебе легче? - перестала сопротивляться она.
- Мне все равно, - улыбнулся он, наконец, увидев ее истинное лицо. Он удивился, что никогда не видел такого ее выражения лица. Казалось, что она сбросила маску, которая намертво приросла к ее лицу. - Твое дело с кем встречаться, это не мое дело.
- Я тебе не изменяла. Я с ним начала встречаться после тебя.
- На следующий день?
- Да… - отвела она взгляд в сторону, пытаясь нащупать потерянную маску.
- В поезде домой?
Она молчала…
Она была жалка, но жалости он к ней не испытывал. Все, что он испытывал - это то, что какой - то ураган разрушил руины в его сердце, и чувство вселенского облегчения от страданий, которые мучали его последние полмесяца.

Алло

-         Алло, ты где? – зазвучал голос из телефонной трубки, словно из другого конца тоннеля.
-         Алло, - выдавил из себя Антон свкозь боль. – не знаю... дома.
-         Я у тебя дома, тут тебя нет! – снова раздался голос из телефона, сопровождаемый эхом.
-         Отстань, - съежился от громкого звука парень и сбросил звонок, перевернулся и продолжил спать.
Его мозг начал потихоньку просыпаться, пытаться вспомнить где и как он оказался. Но сначала просулась боль: в голове, в груди, в зубах, в руках и ногах.
Казалось, он вчера попал под грузовик, его намотало на колесо и выкинуло в овраг. В суматохе он попытался пошевелить конечностями – нет, вроде все в порядке, переломов нет. С каждой минутой боль только усиливалась. Раньше у него тоже бывало похмелье, но такого дичайшего бодуна он не припоминал. Голова упорно сопротивлялась мыслительной деятельности, не говоря уже о воссоздании вчерашнего дня. Еле опомнившись, он встал, оглянулся. Он спал на диване в гостиной уютной квартиры. Голова настолько сильно болела, что не в шутку возникала мысль о том, что гильотина в качестве болеутоляющего средства – не такая уж плохая идея.
Организм требовал воды и Антон поволок свое обмякшее тело на незнакомую кухню. Осушив чайник, он увидел в углу кулер, но было настолько больно за ним идти эти полтора метра, что он просто рухнул на кухонный стул и отвлеченно начал грызть черствый хлеб из хлебницы. Антон не заметил, сколько времени он так просидел на кухне, когда из ванной послышался звук воды. Стало некомфортно: он даже не знал, у кого находится в гостях. Перебирая все места, куда он вчера мог отправиться в гости, он не мог найти соответствия с этой квартирой и кухней. Он никогда тут не был. Оглянувшись, он заметил, что на столе стояли маленькуие кружки в виде лягушек и динозавров, сгущенка, в которой виднелись хлебные крошки, печенья, конфета. А на полке в шкафу через стеклянную дверцу были видны крупы и каши для детей. По его телу прошла дрожь: неужели он заявился в чужую семью в пьяном виде? На себе он обнаружил незнакомую футболку и шорты. Он был чист, видимо его даже вчера искупали.
Спустя несколько минут в дверях появилась потрясающей красоты женщина, которая, увидев его, смущенно улыбнулась: «Ну как ты себя чувствуешь?». Зависнув на минуту, он неловко улыбнулся: «Как после мясорубки». Она знал эту женщину, это была Света, его бывшая одногруппница.
Он  долго был влюблен в нее: начиная с первого курса, с первого дня, как увидел ее. Они сначала дружили, проводили много времени вместе. Он провожал ее до метро. Ему казалось, что он нашел ту самую, поэтому не хотел спугнуть счастье и не давил, все развивалось постепенно. Они потихоньку узнавали друг друга.
Однажды, придя на университетскую дискотеку с опозданием, он увидел, что подвыпившая Света сидела за барной стойкой и страстно целовалась с другим парнем. Он сразу же тогда удалился оттуда и больше не хотел  видеть ее. Света тоже особо не проявляла желания – у нее в жизни появился другой. Они еще четыре года учились вместе, со временем все остыло, но отношения так и не наладились. Он слышал, что сразу же после окончания университета она вышла замуж, а спустя год развелась, оставшись одна с грудным ребенком. А он так и не женился, несколько лет метался по разным низкооплачиваемым работам, пока не остался на одном месте.
И вот женщина с невероятно красивыми глазами разного цвета: зеленого и серого, с годами ставшая только лучше и красивей, гремела где-то в шкафу в поисках таблеток от головной боли. Ему было чудовищно неловко, что после стольких лет они встретились именно в такой обстановке: на ее кухне, а он вот такой потрепанный. Нетрудно было догадаться, что вчера она его видела в еще худшем своем проявлении. Он то краснел, то бледнел, ни слова не мог выдавить из себя. Она прервала неловкое молчание:
-         Вот тебе аспирин, может поможет от головы, - протянула она.
-         Спасибо, - чуть трясущимися руками, то ли от алкоголя в крови, то ли от волнения взял таблетку и проглотил ее, запив водой.
-         Слушай, я вообще не помню, что вчера произошло, но в любом случае бесконечно благодарен тебе за все это, - провел руками по незнакомой футболке.
-         Все нормально, бывает... и не такое, - улыбнулась Света, - не могла же же я оставить тебя на улице у своего подъезда. Кстати, твои вещи наверно постирались, сейчас достану посушиться. Ты вчера изрядно, кхм, испачкался.
За утренней чашкой чая Света рассказала, что они встретились вчера в кафе, где они с подругами ужинали. Он был навеселе, подошел к ним, поздоровался и ушел. Света закончила ужинать, забрала ребенка от мамы и пришла домой.
Спустя несколько часов он откуда-то достал ее номер, позвонил, предложил встретиться, а услышав, что слишком поздно и ребенок спит, успокоился. Придя посреди ночи с букетом к Свете, он не смог открыть дверь с домофоном. Пока ждал, что кто-нибудь выйдет из подъезда, несколько бомжей окружили его и произошла потасовка, где его изрядно побили. Когда Света подошла к окну, проснувшись из-за криков, бомжи уже убежали, а Антон пытался встать, отряхивая себя и букет. Ее это очень тронуло, она спустилась к нему. Когда она дошла до первого этажа, он уже уснул, опершись об дверь подъезда. Она подняла его, посадила в лифт, привела домой, раздела, посадила в ванную, окатила холодным душем, заодно смыв всю грязь, и уложила спать на диван в гостиной. Благо в вещи бывшего мужа, которую она еще не выбросила, он переоделся сам.
За этим рассказом раздался телефонный звонок. Это был его друг, который разбудил его с утра.
-         Ты где? – раздраженно спросил его друг. – К тебе домой пришла полиция и разыскивает тебя!
Он быстро оделся, поблагодарил за чай, и, толком не попрощавшись, направился в полицейский участок. Потихоньку Антон начал вспоминать, что вчера произошло.
Весь день пятницы его мучила зубная боль. У них с друзьями на вечер был запланирован поход в бар, а он не мог туда пойти с больным зубом. И стоматологов он боялся до ужаса. Коллеги ему подсказали, что сейчас в платных клиниках делают все качественно, быстро и не больно. Тем более там не бывает очередей. Заранее узнав, сколько будет стоить лечение зуба, он решился пойти в частную клинику. Коллеги не обманули – все было чисто, быстро и не больно. А кабинет напоминал не комнату палача со специфическим запахом, как в детсве, а чистенький уютный офис с современным оборудованием. Однако за все надо платить. С него там содрали по полной: за новейшую световую пломбу, анестетик, лечение кариеса, лечение десен, какие-то мази. За все вышло 50 тысяч.
На столько явно не рассчитывал, да и много дополнительных сервисов ему подсунули в процессе лечения, когда он и соображать то не мог с открытым ртом. Антону нужно было поскорее и более безболезненно закончить лечение. Врач явно был опытный в этих делах и знал, каким пациентам что подсовывать.
Когда Антон увидел счет в две трети своей месячной зарплаты, он понял, что следующий месяц он не будет есть. Ему стало настолько обидно, что вышел на улицу, сел на ступеньки и приуныл, подперев только что вылеченный зуб рукой. Фантомная боль все еще присутвовала, хотя лечение прошло хорошо. В голове крутилась одна мысль – напиться. До забытья. И потом засунуть лопату в рот этому мерзкому дантисту. Чтобы знал кого грабить.
С этой мыслью он зашел в ближайшее кафе, заказал там самый дешевый виски, и сидел пил у барной стойки. Тут он увидел ее – Свету, которую не встречал самого выпускного. Он был уже достаточно храбр, поэтому без проблем подошел к столику, где сидела Света со своими подругами, поздоровался, поговорил с минуту, и удалился, почувствовав себя неловко, пытаясь выяснить как дела у давней подруги, вклиниваясь в чужой разговор. Он развернулся, вышел из кафе, прихватив  бутылку виски. Там он увидел доктора, который направлялся в то же кафе после смены. Доктор остановился, поинтересовался, как у него самочувствие, не болит ли ничего. Антон впал в замешательство: с минуту назад он его ненавидел, а тут он спрашивает о здоровье.
- Зуб уже не болит. Но месяц жрать нечего из-за ваших цен, - пожаловался Антон.
- Если у вас денег нет, не приходите в платную клинику. Видите сколько поликлиник? Лечитесь там, - ответил врач.
Антону показалось, что его унизили. Он конечно знал, что немного зарабатывает менеджером, но чтобы назвать его нищебродом? Зубная боль, анестезия, алкоголь и нервный срыв сделали свое дело и он накинулся на стоматолога, свалил его на землю и запихнул в рот бутылку виски. Стоматолог истекал кровью, потерял сознание. Испугавшись, Антон убежал с места происшествия, но все-таки вызвал скорую дантисту.
Стоматолог был госпитализирован со множественными разрывами мягких тканей лица, переломом челюсти и потерей парой-тройки зубов.
Антона судили, но с учетом сотрудничества со следствием и вызова скорой, всего на два года. За эти два года он тысячу раз прокручивал в голове мысль о том, каким же алкоголиком и смутьяном был, какой бесполезный образ жизни вел на свободе. Но больше всего его беспокоила мысль о том, что Света никогда не захочет с ним разговаривать.
В тюрьме по соседству с его камерой жили два мусульманина. Он их боялся, издалека эти бородатые мужчины казались обозленными на весь мир. Другие заключенные к ним не подходили, так как так же боялись, как и Антон. Или просто не хотели иметь с ними дело. Каждую ночь он слышал их разговоры. В основном они разговаривали на религиозные темы, про жизнь Пророка Мухаммеда, про Коран. Со временем Антон настолько много узнал о чуждой доселе религии, что перестал их бояться и даже как-то сроднился с ними. Наверно они это тоже заметили, и один из них сам подошел к нему и представился:
- Мир тебе, и дому твоему, сосед. Я смотрю ты часто смотришь в нашу сторону. Тебя что-то беспокоит?
- Да, меня Антон зовут. И я слышу ваши разговоры каждую ночь. Хотел бы взять у вас книжки почитать.
- Слава Всевышнему! Меня Ислам зовут, моего брата Заурбек, мы из Чечни. Ты не стесняйся, спрашивай. Садись тут, сейчас он подойдет, - улыбнулся бородатый мужчина.
Они оказались весьма доброжелательными людьми, ни одного бранного слова, ни одного сожаления. Часто от них Антон слышал, что из-за заключения они наконец нашли время, чтобы изучить свою религию, учить наизусть Коран. От других заключенных он слышал, что их посадили по подозрению в пособничестве террористам, но не нашли доказательств. Поэтому их посадили за незаконную торговлю и контрабанду, неуплату налогов, так как они торговали на рынке.
От них Антон научился тому, что не надо ни на что жаловаться, что все в жизни бренно, необходимо делать добрые дела и с честью встречать испытания на своем пути. Он чувствовал какую-то защиту с их стороны от других заключенных. Он брал у них религиозные книги и читал, стал спокойнее и рассудительнее. Он понял, что работа в офисе – не его, что надо заниматься делом, которое любишь, открывать свое дело, брать жизнь в свои руки.
Через полгода решился написать письмо Свете:
«Здравствуй, дорогая Света!
Очень долго не мог собраться и написать тебе, учитывая все то, что произошло. Мне очень стыдно перед тобой, доктором и перед всеми, которых я когда-то обидел. Так как мы совсем быстро расстались, хотел тебя отблагодарить за то, что ты сделала для меня тогда.
Сейчас я потихоньку осознал, каким был дураком тогда, на свободе. И рад судьбе, что она предоставила мне шанс исправиться. Но больше всего я благодарен судьбе за то, что еще раз встретил тебя. Понимаю, в каком положении сейчас нахожусь и это будет дурным тоном с моей стороны, но я должен сказать, какое неописуемое счастье он испытал в то утро у тебя  на кухне. Сейчас каждое утро просыпаюсь и мечтаю оказаться на твоем диване, пойти на кухню и тебя там встретить. Тогда я понял, что, несмотря на все эти годы, у меня остались к тебе чувства, но понимая свое сегодняшнее положение, даже не смею надеяться на взаимность.
Ну а тут все хорошо, у меня появились хорошие друзья. Они мне во всем помогают и всячески поддерживают. Только благодаря им надежда во мне жива.
Спасибо за все и счастья!
Антон.»
Света не отвечала. Это было мучительно, но он смирился с тем, что является не самой завидной партией. Все правильно и справедливо.
Спустя месяц Света пришла проведать его. Он был настолько взволнован, что не мог дышать. Тут он стал более сентиментальным и к обычным проявлениям человечности относился с трепетом. Когда он подошел к столу, за которым сидела Света и ждала его, он заметил внимательный сканирующий взгляд, как будто его просвечивают рентгеном.
- Привет, Свет, - уселся за стол Антон, - Спасибо что пришла.
- Привет. – заволновалась посетительница. – Твое письмо?
- Да.
- Долго думала, что ответить, так и не придумала. Решила вот самой прийти. Кстати вот тебе гостинцы. Колбаса, сыр. Не знаю, можно ли вам проносить, - пододвинула пакет Света.
- Спасибо! Тут поем сыр, колбасу что-то не рискую в последнее время есть, - улыбнулся Антон.
- Знаешь что самое смешное? Ты знаешь кого побил?
- Ну да. Доктора своего, дантиста, - удивленно отведил Антон.
- Да, но он еще и мой бывший муж, - застенчиво сказала Света. – Он тогда как раз шел ко мне говорить всякие гадости о предложить отказаться от алиментов.
Повисло неловкое молчание. Потом Антон сообразил:
- Значит ты пришла поблагодарить меня? – уже не сдерживаясь смеялся Антон.
- Можно и так сказать, – улыбнулась Света. – Еще тот козел. Жаль, что тебя упрятали из-за него. Ты правильно сделал, потому что он был тот еще скупердяй, циничный хам, старающийся заработать на всем, и нагло приписывая лишние расходы своим клиентам, которые в виду своего материального положения этого никогда не замечали.
- Сам виноват. Ничего страшного.
Света к нему приходила раз в неделю, а через год его выпустили досрочно.
Когда пришел на работу с отпуска и говорил, что был в Шри-Ланке, многие переспрашивали, поэтому приходилось говорить: "Ну это маленький пипиндрик внизу Индии, как будто капля падает с нее". Если че погуглите)
Над страной зафоткали потрясающей красоты облака:
01.

Read more...Collapse )

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Статистика посещений

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel